Girls only

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Girls only » Флешбэк » Спасите, сенсей!


Спасите, сенсей!

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участвуют:  Elizabeth Summers, Anna Romanova
Место действия: Медицинский кабинет
Сюжет: Старшая сестра Анна Романова в очередной раз успела пораниться во время бдения за послушницами. Так как порез не мог ограничиться одним пластырем, то пришлось монахине вновь идти в медкабинет и снова доставать уже привычного к этому врача. Но в этот раз девушку поджидал сюрприз...
Время действия: Полгода назад, почти сразу после приезда Элизабет

0

2

Стерильно белый кабинет заливали лучи утреннего солнца, путаясь в рыжих волосах Элизабет, раскрашивая пряди в  самые разные оттенки от нежно палевого до почти огненного.
Молодой доктор сидела за рабочим столом, пролистывая отчеты прошлого врача, невольно гадая какой та была, рисуя то тоненькую молодую девушку со стервозным характером, то пожилую женщину с усталыми собачьими глазами и добрым сердцем. Воображение играло, создавая все новые образы, обрастающие деталями с каждой перевернутой страницей.
Лиз оторвалась от чтения, оглядев новое рабочее место, скользнув глазами по полке с лекарствами, шкафчику с медицинскими приборами, аккуратно застеленной кровати… Странно было осознавать что все это принадлежало ей, вчерашней студентке, пускай и с красным дипломом в руках. Большинство друзей устроились медсестрами или аптекарями, а она со своими глубоко философскими убеждениями получила право зваться "доктор", до сих пор неуверенная в правильности своего решения.
Как странно…Я здесь уже три дня и по прежнему ни одного гостя девушка проводила дни в пахнущем аптекой кабинете, от скуки расставляя лекарства по алфавиту, а приборы по размеру. Она по прежнему никого не знала- студенток видила лишь мельком,во время осмотра аббатства, да изредка слышала стук подошв за дверью кабинета, другие преподаватели были милы и приветливы, но пока не готовы принять Мисс Саммерс к себе, впрочем она совсем не винила их за это. Каждому нужно время что бы привыкнуть.
Коротая время в обществе капельицы, она почти хотела что бы кто-нибудь из студенток заболел, но то и дело одергивала себя от подобных мыслей.

0

3

Анна Романова, сегодня до странности неуклюжая, шла по коридору, быстро перебирая ножками и закусив нижнюю губу. Да, безусловно, день не задался с самого утра - девушка проснулась в последнюю минуту, собралась кое-как, даже платок на голове немного криво сидит, а еще голову на ночь мыла... В общем, без жалости не взглянешь. Довершением этого прекрасного набора стало падение, которое тоже не могло пойти без последствий: Аня сильно поцарапала руку, когда пыталась удержаться за каменный выступ. Собственно, от него и получила травму, с которой сейчас направлялась в медпункт. Нельзя сказать, что девушка редко получала какие-либо ранения, но сегодня ведь не просто очередной синяк или ушиб.
Я надеюсь, доктор сейчас не ушла на очередной перерыв на обед, а то что-то в последнее время сестра Виктория совсем перестала бывать у себя в кабинете. Девушка размышляла весьма мрачно, но не судите ее строго - просто Анна никогда не отличалась особой устойчивостью к боли. И вот сейчас, упрямо вскину подбородок вверх, Романова уверенно подходила к своему пункту назначения. Глубоко вздохнув и приведя свои мысли в порядок, девушка открыла дверь и с неизменной улыбкой на лице заглянула внутрь, не заходя в сам кабинет.
-Сестра Викто.... О? - слегка заискивающая речь прервалась на половине фразы. Вместе уже привычной взрослой женщины в медпункте стояла молодая, красивая и такая безумно тепло-рыжая, что Анна на секунду забыла о своей руке, застыв с приоткрытым ртом. Аа... она почему-то напоминает мне лето..
-А... ара... - произнесла что-то невнятное монахиня, и, понимая, что выглядит глупо, попробовала исправить положение. -Прошу меня извинить, - девушка вошла в кабинет уже полностью и поклонилась. - Анна Романова, старшая сестра, рада знакомству.
Девушка тепло улыбнулась, стараясь выглядеть приветливой. Честно говоря, это не сложно, Анна вообще по характеру такая, но вот боль слегка отвлекала от этого занятия.
-Перейду сразу к делу. У меня к вам небольшая просьба. Вы не могли бы что-нибудь сделать с этим? - девушка смущенно улыбнулась, вытянув руку вперед. Да, царапина была неглубокая, но длинная, сантиметров семь, плюс ко всему кровь, которую Романовой по причине утренней спешки просто было нечем вытереть - платок забыла - утяжеляли картину.

+1

4

Вязкие секунды тишины в дребезги разбивает нервно распахнутая дверь, заставив юнного доктора вздрогнуть, чуть слишком резко вскинуть голову в верх.
Взгляд скользнул к дверному проему, к замершей в нем девушке, улыбка которой на глазах превращалась в самое искреннее удивление, а звонкий голос сломался на середине заготовленной фразы, теперь пытаясь произнести что-то…одним словом вопросительное.
Какую-то долю секунды Элиз продолжала смотреть на растерянную девушку с длинной пшеничной косой, огромными изумленными глазами цвета бури и окровавленной рукой. Внутри что-то щелкнуло, словно затвор фотокамеры. Образ упал на дно сознание. Потом она отищет его, вклеит в альбом переживаний и воспоминаний, а внизу мелким разборчивым почерком подпишет "Мой первый пациент". Эта книга существовала лишь в воображении Лиз, но это не мешало хранить там все самое важное, вроде первой любви и засушенных васильков.
Оцепенение длится один вздох, единственный удар сердца, затем незнакомка ловит сбежавший от нее голос, снова становится серьезной и собранной. "Видимо такой, какой ей положенно быть." Маленькая потерянная девочка мелькнула и растворилась, превращаясь в безукоризненную монахиню, Анну Романову."Эн" туже решает про себя Элизабет.
Она вслушивается в мягкий английский, отмечая упор на "r" и приглушенное "w","Сербия? Латвия? Россия?" про себя гадает доктор, поднимаясь с рабочего места.
Лиз подходит к Анне, тепло улыбается, кидает беглый взгляд на ранение, про себя ставя диагноз. "Открытая рана, но не глубокая. Вряд ли прийдется накладывать швы…Хотя стоит сначала промыть, потом уже решить"
в это же время с любопытством интересуясь
-Ты кажется ожидала увидеть здесь кого-то другого?-подняв взгляд на девушку и коротко улыбнувшись продолжила--Взаимно.Я Мисс Саммерс,новый врач. А ты мой первый пациент.
Доктор было направилась к шкафчику с лекарствами, но сделав несколько шагов опомнилась, обернувшись тихо произнесла
-Присаживайся, я достану все необходимое.-указав на белую кушетку.
Отискивая перекись и йод Мисс Саммерс снова заговорила
-Расскажешь где ты так?
"Как странно, непривычно обращаться к ней на "ты". Но ведь я что то вроде учителя, значит так и надо?-размышляла она, звякая лекарственными склянками.

Отредактировано Elizabeth Summers (2010-06-17 20:18:52)

+1

5

Девушка, немного смутившись, продолжала стоять на месте с вытянутой рукой. Глядя на тепло улыбающегося рыжего доктора Анна не могла подавить свою улыбку. Да, видимо огненноволосые – ее пунктик.
-Да, до вас здесь работала сестра Виктория… но я и не знала, что она ушла. Надо было быть внимательнее, - оправдывалась девушка, кивнув в подтверждение своих слов и подняв бровки домиком. –Очень рада знакомству, сестра Саммерс. Рада быть вашей первой, - искренне улыбнулась Романова, совершенно не задумываясь о двусмысленности фразы. Ее нисколько не смущало обращение на «ты», но почему-то сама она, не замечая, продолжала выкать девушке-сотруднице, чего можно было бы и не делать. Но это уже как привычка, ничего не поделать. 
Монахиня проводила взглядом девушку, которая направилась к шкафчикам. Кстати, порядок в медпункте был просто идеальный, чего не было при предыдущей сестре. "Да, конечно, она красивая и зацикленная на себе немолодая женщина, но это не является поводом для халатности." Впрочем, каким ветром ее вообще занесло в аббатство для Анны до сих пор оставалось тайной.
Девушка кивнула на слова Саммерс ("Летняя… Красивая фамилия") и аккуратно присела на краешек кушетки.
Пока доктор искала нужные ей лечебные штучки (названия и свойства которых Аня не знала и знать не хотела), монахиня внимательно рассматривала свою новую знакомую. Немного ниже ее, но такая стройная, тоненькая и словно мягкая, что у девушки возникло желание взять такую большую кошку на руки и погладить по головке. На лице возникла едва заметная блаженная полуулыбка, которую сама Анна не контролировала, а глаза девушка прикрыла, рисуя себе в воображении картину хрупкой рыжей и пушистой кошечки, и это занятие поглотило ее. Меж тем руки сестры Саммерс ловко доставали все необходимое, и доктор что-то спросила у монахини.
-А? Что? – вздрогнула Анна, словно отходя ото сна. –Аа, сегодня я просто очень неудачно упала в коридоре, - девушка хотела смущенно почесать себе затылок, но автоматически подняла «раненную руку» и ойкнула от боли, после чего поспешно улыбнулась. –На самом деле у меня часто бывают какие-то мелкие ушибы, но я совсем не разбираюсь в медицине, поэтому за время, проведенное здесь, уже успела поднадоесть сестре Виктории, - доверительно поведала Анна, отгоняя из сознания образ кошки. –Теперь же буду досаждать вам, - рассмеялась молодая монахиня.

+1

6

Когда заканчиваешь институт, последний раз переступаешь порог величественного здания, которое успел возненавидеть каждой клеткой тела, в котором успел полюбить каждый коридор, каждую ступеньку на лестнице, когда делаешь первый шаг во взрослую жизнь, в то же время поджигая хлипкий мостик ведущий к детству внезапно понимаешь что та прошлая жизнь закончилась. Теперь никто не будет указывать тебе на ошибки, подсказывать решения или оценивать твои действия. С этого дня только ты отвечаешь за свои поступки, а ели ты рвач, то и за жизни людей.
Нет, здесь все было не так серьезно, никакой опасности, лишь небольшой порез, но слыша как девушка ойкает от боли, смело пытаясь ее скрыть Лиз упрекнула себя за медлительность.
Со временем врачи привыкают жить в мирке наполненном болью, слезами и горем, учатся произносить роковую фразу "мы его потеряли" ровным холодным голосом. Но все это случается лишь со временем. Каждый обзаводится своим личным кладбищем, находит способ забываться (чаще всего-алкоголь)…  Это то, что называется опытом. То, чему не научишься ни в одном университете.
Но молодые врачи чувствуют боль от каждой царапины своих процентов, мешающуюся со страхом сделать что-то не так.
Услышав как Анна называет ее "Сестра Саммерс" Лиз еле заметно поморщилась."Нет, к некоторым правилам этого места мне не привыкнуть. Впрочем…это лишь обращение, cочетание букв, по сути не несущее никакой смысловой нагрузки"
-Странно звучит, тебе не кажется?-начала девушка, невозмутимым голосом-Давай я все же  буду Мисс Саммерс. Ну а если такое обращение здесь совсем не принято, то просто сестра Элизабет
Наконец отискав нужные препараты Элизабет оставила бутылочки на столике- каталке рядом с кушеткой, направившись мыть руки.
Проходя мимо Энн она не могла не заметить задумчивую, почти мечтательную улыбку на губах юной монахини, придавшую всему ее облику нотку солнечности и кажется заставившую позабыть о ране на некоторое время.
Процедура заняла от силы пол минуты, наконец можно было приступить к "спасению" Анны.
Доктор откупорила перекись водорода, позволив характерному едкому запаху расплыться по комнате.
-Почувствуешь легкое жжение-предупредила доктор, накапав слабого раствора на ватку, которую затем прижала к небольшому отрезку царапины. Началась привычная реакция- жидкость зашипела,запенилась смешиваясь с кровью, приобретая светло-розовый оттенок. "Ну вот, теперь кровь быстрее свернется и е будет риска заражения" оставалось только произвести дезинфекцию по всей длинне раны. Что бы как то отвлечь девушку от неприятных ощущений Лиз заговорила
-Можешь попробовать, хотя мне очень трудно досадить. Скорее твои визиты будут провоцировать улыбку. Тем более что меня навещают не так часто…
Внимательно продолжая смотреть на порез Элизабет придерживала хрупкую руку Анны кончиками пальцев.
-У тебя интересная фамилия. Roman*- отсылает к истории древнего мира, а точнее Римской империи. Великая во всех смыслах держава, знаниями которой люди дорожат до сих пор. Жаль что такое великое государство было разрушено из за мужской глупости и ненасытности… С другой стороны роман-пожалуй самый популярный жанр литературы, книги написанные в нем поведывают нам о жизни героев, заставляя становится частью их любовных интриг и опасных приключений, помога найти ответы на волнующие вопросы. К тому же Романова-фамилия русской царицы Анастасии-тут доктор чуть нахмурилась, вспоминая такие далекие школьные уроки истории-Если не ошибаюсь она была жената на Иване Грозном. Нам говорили что он был очень жесток. Почему то мне кажется что последнее тебе ближе всего…Ты ведь славянка,да?
Произношение русских слов выходило у девушки смешным и неумелым, язык спотыкался об непривычные буквы. Зато работа получалась отлично-рана была почти дезинфицирована. "Швы вовсе не к чему. Помажу йодом и готово'

Roman-романская(англ.),роман(фр.)

Отредактировано Elizabeth Summers (2010-06-21 10:48:50)

+1

7

Девушка краем глаза заметила, как доктор отреагировала на ее слова, вот только не могла понять, на что именно. Но не успела девушка взволноваться, как мисс Саммерс прояснила недразумение.
-Конечно, сестра Элизабет, как вам будет угодно, - улыбнулась во все тридцать два зуба девушка. Новеньким довольно тяжело привыкнуть к такому обращению, а больше всех не могли смириться с этим вчерашние подруги Ани-послушницы. Сплошной официоз, который абсолютно не напрягал Романову и часто доставлял неудобства для других стал просто ее очередной привычкой.
Девушка могла лишь кивнуть на слова о том, что «будет легкое жжение». В конце концов, сестра Виктория никогда не отличалась особой заботой и если уж лила перекись, то от всей широты английской души.
-Мх, - издала непонятный звук Анна, когда белая пенка стала появляться на ранке. По сути, боли не было, но самовнушение действовало. Так что, чуть сморщив носик, девушка отважно продолжала смотреть на царапину, хотя не очень любила все это дело.
-Наверно, пока просто не сезон. Здесь довольно много... ммм... неуклюжих девушек, - кивнула Анна, совершенно не относя себя к числу растяп.
Пока сестра Элизабет демонстрировала свои познания о фамилии Анны (в лучшем смысле этого слова), девушка внимательно прислушивалась и иногда кивала, в то же время с интересом отмечая, как мисс Саммерс держит ее руку – легко, изящно и словно невесомо… А она хорошая. Нет, я, конечно, знаю, что рыжие не могут быть плохими, но Элизабет и правда хорошая.
Кстати, надо отметить, что на произношение Романова почти не обращала внимания – лишь позволила в глазах пробежать искорке смеха. Все-таки она здесь уже долгое время, а уж фамилию ее извращали как только могли. Порой монахиня была счастлива, что у нее довольно-таки простая фамилия. 
-Бинго! – негромко рассмеялась девушка. – Да, я славянка, русская, если быть точнее. И у вас отличные познания в истории, - радостно похвалила Анна. Да, если вспомнить, как извращали историю ее страны, то произношения фамилий покажутся чем-то обыденным и нормальным. –Конечно, я не уверена, что происхожу именно от этих Романовых, но кто знает, - шутливо-таинственно повела бровями девушка.
Но вот и ранка продезинфицирована, а боли почувствовать девушка не успела – заболталась.
-Знаете, вы очень добрая. Предыдущая сестра обычно давала мне ватку в руки и уходила, и уж точно не пыталась со мной разговаривать, - улыбнулась девушка.  Внезапно у девушки на лице появилась очень сомневающаяся гримаска. –А еще вы замечательно-рыжая, - все таки не удержалась и добавила Романова, показывая легкий румянец на щеках и шутливое выражение лица в целом.

Отредактировано Anna Romanova (2010-10-26 19:46:16)

+1

8

Рука Анны птицей лежит в пальцах Элизабет, чуть вздрагивая от соприкосновения со жгучей жидкостью, но совсем не пытаясь вырваться, отважно перенося неприятные ощущения. В этой девочке какое-то слепое, почти отчаянное доверие, которое можно прочитать в серых, как ноябрьское небо, но в то же время по-летнему теплых глазах, угадать в музыкальном голосе, в мягкость которого вплетаются нотки боли, которые Энн отчаянно пытается скрыть. 
Это даже болью не назовешь, так, мелочь, особенно по сравнению с той агонией, которую Лиз видила проходя практику в государственном госпитале. Люди с ампутированными конечностями, тела, которые медленно пожирают раковые клетки… юный врач повела плечами, стремясь отогнать еще более страшные воспоминания. Да, ей прекрасно известно что такое невыносимая боль, она не раз видила ее во взглядах, но это вовсе не значит что ей не понят того, что чувствовала сейчас девушка.
Ее никогда не раздражали слезы в детских глазах, а вот фразы вроде "Терпи, тебе же не руку отрезают", "Подумай о детях в Африке, там вообще нет обезболивающих", "А вот раньше анестезии вообще небыло и ничего, терпели люди" и.т.д.,-оччень. Бессмысленные слова, которые лишь обижали юных пациентов, куда проще сказать что-нибудь светлое, успокаивающее или рассказать какую-нибудь историю, первое что прийдет в голову, как она сделала только что, тогда процедура проходит незаметно для больного.
"Что бы там не говорили, а болевой порог у всех разный. То, что чувствуешь в данный момент является самым сильным, самым настоящим и не заглушить это мыслями о детях в Африке." А эту девушку, которая казалось была соткана из нитей солнечного света и капель дождя и вовсе казалось может поранить любой неосторожный ветер. Элиз представила всю ответственность, лежащую на еще совсем детских плечах, все, что может, или возможно уже причиняло вред Эн и ей захотелось обнять, прижать к себе, защитив от всего, позволить пшеничным волосам перепутаться с ее апельсиново-рыжими…. Отогнав приступ нежности доктор отпустила руку своего пациента и не смотря ей в глаза спросила:
-Больно было?
самым обычным голосом, но почему-то ей самой показалось что этот невинный вопрос позволит девушке заглянуть в ее сознание, выловив недавнее желание, и что же тогда Энн подумает о ней? "Что это с тобой, Элизабет? Захотелось снова надеть розовые очки и влюбится с первого взгляда? Ты врач,не больше и уже не в том возрасте что бы засматриваться на студентов."
Внутренний упрек подействовал почти как пощечина, заставив Эл вернутся к работе и нормальному состоянию. Отвернувшись от девушки она открыла бутылек с йодом вдохнув знакомый с детства резкий запах ассоциирующийся с разбитыми коленами и почему-то с сырой картошкой.
-Наверно, пока просто не сезон. Здесь довольно много... ммм... неуклюжих девушек
В памяти всплыли послушницы, которых Элиз видила в день прогулки по территории монастыря вместе с Аббатессой. Аккуратные, сдержанные и предельно вежливые, не одна из них не выглядела неуклюжей.
-Вы выглядите такими…грациозными.-капнув йода на новую ватку Лиз снова повернулась к Анне-Но я думаю и веселится здесь умеют.
Подмигнув девушке она снова взяла ее запястье, начав обрабатывать рану.
-Я обучалась в частной школе. Мы казались всем идеальными. Но аристократичные, интеллектуальные студентки за пределами взглядов преподавателей превращались в настоящих бестий.
"…хоть за безумствами скрывалась жажда внимания и участия, не купленного, а настоящего."-Это Элизабет не решалась произнести это в слух и сейчас, хоть это и было ключевой причиной ее появления здесь.
Внезапно остановившись она внимательно оглядела девушку. Высокая, тонкая, светлые волосы спадают к пояснице, в каждой черте лица угадывается чистота, почти невинность. Словно бы ожившая иллюстрация к детской книге, в которой белокурая принцесса томится в башне дожидаясь своего рыцаря.
-Значит сбежавшая принцесса все же существует.-Лиз присела в подобии реверанса-Ваше высочество, для меня честь спасти вас от верной смерти.
В голосе затаился смех, который было трудно не заметить. Врач аккуратно смазывала кожу вокруг пореза, но самой раны не касалась.
-Знаете, вы очень добрая. Предыдущая сестра обычно давала мне ватку в руки и уходила, и уж точно не пыталась со мной разговаривать
"Значит врачи во всех школах одинаковые, совсем безразличные к своим пациентам"-подумала Лиз, снова вспоминая свой интернат.-"Прямо как психологическое заболевание…Отличная была бы тема для диплома.Что ж, надеюсь хоть я этим не заражусь."
-Мне кажется нельзя вылечить тело не вылечив душу и наоборот, ведь все связанно, а теплое слово сказать совсем не трудно. Хотелось бы сделать визиты послушниц в мой кабинет хотя бы чуть-чуть более приятными.
–А еще вы замечательно-рыжая.
Так внезапно высказанная в слух мысль, явно заставившая Энн смутиться вызвала у доктора улыбку. Ту самую, от которой на дне глаз просыпаются веселые искорки, а сама она кажется подсвечена внутренним тепло-желтым сиянием. Этот необычный цвет волос с самого детства привлекал внимание к Мисс Cамерc, становился поводом насмешек и восхищений. Чаще первого.
-Ты даже не представляешь как здорово это слышать.-чуть помолчав она добавила-Ты тоже замечательная.Просто.Пожалуй самый лучший первый пациент
Теперь тень смущения поселилась и в докторе, но она усердно попыталась спрятать ее под рыжими пядями так удачно спадающими на глаза.

Отредактировано Elizabeth Summers (2010-06-21 14:43:53)

+1

9

Да, к слову о выносливости. Анна и правда обладала довольно низким болевым порогом, но методика мисс Саммерс была и правда гораздо действеннее всех этих «терпи» и «это как укус комарика»… Но не будем вспоминать о грустном и былом.
Глядя, как аккуратно и бережно девушка справляется с ее ранкой, словно держала в руках что-то драгоценное, Анна уже просто не могла убрать с лица легкую и, может быть, нежную улыбку. Руки касались ее ранки, словно благословенная прохлада в жаркий день – у Романовой всегда была горячая кожа, правда, сердце от прикосновений не начинало биться чаще еще ни разу.. 
Но вот и процедура закончилась, и, как где-то в глубине своего сердца и души с сожалением отметила Аня, доктор отпустила ее руку… Словно тень досады мелькнула в глазах молодой монахини, но мысль, не успевшая оформиться до конца, была тут же безжалостно растоптана здравым смыслом и верой.
-Было больно? – фраза словно вырвала девушку из размышлений. Казалось бы, что такого в этом – доктор интересуется у пациента, как все прошло. Но каким-то шестым чувством и подсознанием Аня уловила то, что не смогла понять с первого раза. В ее глазах застыло смущение вперемешку с растерянностью. Анна отчаянно искала ассоциации, который вызвал этот вопрос – даже сердце учащенно забилось. Она… она как… словно… старшая сестра. Да, сестра. Заботящаяся, оберегающая, такая, которой у меня никогда не было... Но именно такой я себе ее и представляю. Старшая сестра. Мисс Саммерс смогла бы стать идеальной наставницей для девушек… Жаль, что она не пришла в наш монастырь раньше. Хотя тогда не было бы такого замечательного доктора. Девушка была так рада найденному сравнению, что вновь широко улыбнулась.
-Нет, что вы, было совсем не больно. Я даже не успела заметить, как все закончилось, - в подтверждение своих слов монахиня энергично кивнула.  Но что-то уж больно быстро сестра Элизабет отвернулась. Или это уже паранойя?
-Грациозные… Не спорю. Но знаете, увы, многие девушки пришли в аббатство не по своей воле. И у вас еще буду пациентки, которые получили травму при попытке бегства отсюда… - с долей грусти в голосе сообщила Анна. Да, доктору это надо знать и не удивляться ничему. Хотя сестра Элизабет и так, скорее всего, все понимала. -В наше время религия не имеет большого распространения. Мне приходилось уже не один раз с таким сталкиваться. Не понимаю их родителей, - с сожаления девушка плавно перешла на гнев, поскольку считала это неоправданно жестоким.
Девушка негромко рассмеялась на слова доктора. –Да, вы абсолютно правы – настоящие бестии. Но они так молоды, а девать свою энергию здесь некуда. Я их понимаю и стараюсь закрывать глаза на выходки, хотя это является прямым нарушением моих обязанностей, - доверительно сообщила Анна с заговорщеской улыбкой. Да, то, что ей само было всего девятнадцать никак не мешало девушке рассуждать о молодости и энергии, ведь чувствовала она себя постарше на пару лет.
Романова сначала не смогла понять, почему Элизабет так неожиданно остановилась и посмотрела на нее. Уловив искорки смеха в голосе новой знакомой, девушка грациозно (насколько это возможно сидя) поклонилась и повела бровями, состроив царственную гримасу и постаравшись придать лицу надменности.
-Теперь вы, как честный человек, просто обязаны на мне жениться, - рассмеялась Анна, не выдержав пафоса момента.
Улыбка сестры Элизабет вызвала внутреннее тепло, разлившееся по всему телу. Слава Богу, сестра Элизабет нормально восприняла мои слова. Все же улыбка замечательно сочетается с рыжими волосами и… Кажется, теперь я понимаю, почему девушки могут влюбляться в девушек. Она настолько хорошая, что просто невозможно этого не заметить. Н-но это просто факт. Ведь просто быть знакомым с таким человеком – уже радость.
-Спасибо, сестра Саммерс! - искренне засияла Анна. Да, она впервые была первым пациентом, и то, что ее так «похвалили», было приятно.  –То есть мисс Элизабет, - быстро поправилась девушка. -То есть… В общем, я рада знакомству, - выкрутилась девушка, замечая, что работа подошла к концу. А уходить чертовски не хотелось.. Впрочем, это было и так заметно во всей Анне, как она ни старалась это скрыть. Куда идти? Все пока на занятиях/в комнатах болеют. К тому же уходить из медкабинета совершенно не хотелось – слишком теплой и даже слегка рыжей была атмосфера здесь.

+1

10

"Улыбнулась.
Она улыбнулась!"

Сначала робко, словно дикий зверь, решившийся таки выйти из своего укрытия, показаться человеку, так долго и бережно выманивающему его. С опаской ступая на мягких он лапах, подбирающийся все ближе к такой пугающей и манящей ладони, но неизменно замирающий на каждом шагу. До тех пор пока не пересечет невидимую грань, тонкую линию, шаг через которую избавляет от страха и дарует доверие.
Элизабет показалось что поведение Анны было схоже с поведением лесного зверя. Пару минут назад напряженная, взволнованная и совсем чужая девушка переступила порог кабинета, а вот теперь сидит на кушетке, рассказывает о всяком и…"улыбается."
Лиз это казалось настоящим чудом. На миг взгляд девушки снова приобрел серьезность и задумчивость, но она тут же разбилась, рассыпалась на миллионы озорных искорок согревших серые глаза. Теперь девчонка замершая перед ней почти смеялась, демонстрируя жемчужно-белые зубы, улыбаясь как-то по особому доверительно. "Так улыбаются лишь старым друзьям да случайным прохожим на улице"-внезапно подумалось Лиз, отчего внезапная "откровенность" Эн стала еще ценнее.
На практике ей не часто приходилось видеть радость в глазах пациентов, ведь врач прежде всего приносит боль, и только потом облегчение.
Закончив обрабатывать рану Эл отложила использованную вату и в очередной раз подняла глаза на новую знакомую.
-Нет, что вы, было совсем не больно. Я даже не успела заметить, как все закончилось
"Правда? Я тоже, и знаешь, мне бы хотелось что бы это продлилось значительно дольше…" Конечно она не произнесла это в слух, даже себе не призналась до конца во внезапно мелькнувшей дерзкой мысли. Лишь бросила девушке привычную полуулыбку-в меру теплую. В меру профессиональную.
Теперь оставалось лишь избавится от ненужных уже остатков "операции" и расставить лекарства на место, чем и занялась Мисс Саммерс. Рассекая по комнате с лекарствами в руках она продолжала с интересом слушать свою гостью, рассуждающую об особенностях жизни в монастыре и ее будущих пациентках. Эл ловила каждое слово, мысленно уже записывая предложения в тетрадь с историями болезней, ведь это было фактически первое более или менее полное описание того, чего ей стоит ждать, до этого молодому врачу оставалось лишь гадать.
-Часто родителем кажется, что дети будут расти сами по себе, словно цветы, стоит их только родить. Но ведь нужно о них заботится, отдавать самые яркие эмоции, дарить свое время, поступаться интересами и друзьями… А к этому готовы далеко не все, поэтому такие вот места становятся идеальным выходом из положения.-Эл вздохнула, поставив на место последнее из лекарств-а вот о том, что чувствуют их брошенные ребята они почему то не задумываются.
Произнеся это Лиз осеклась. Это было убеждение жившее в ней лет с 12, периодически меняющие цвет, форму и степень жесткости, но даже спустя столько времени она была уверенна в его правильности. С другой стороны, девушке это могло показаться обидным, бестактным или слишком попросту откровенным для первой встречи.
"…Но зато…откровение за откровение, не так ли? По крайней мере можно попробовать."
-А ты? Как здесь оказалось ты?
Доктор снова подошла к пациентке и после секундного раздумья присела рядом с ней на кушетку. "Наверняка у тебя не простая судьба, раз ты оказалась так далеко от дома, принцесса…"
-Теперь вы, как честный человек, просто обязаны на мне жениться
Столь уверенно произнесенная фраза вызвала у Элизабет смех, точно так же как и у Анны, две серебренных нити слились воедино, наполняя комнату таким живым перезвоном. "А у нее такой откровенный смех, совсем детский…услышав его, совсем не скажешь что хозяйка-такая ответственная и серьезная юная леди"
Сквозь смех Эл услышала как девушка сбивчиво благодарит ее, и попыталась сново обрести серьезный вид, что оказалось не так то просто.
Откинув голову назад она обрушила дождь рыжих пряди на спину, замерла остановив взгляд на залитом солнцем оконном стекле.
Вот сейчас она уйдет, оставив гулкую тишину, остатки веселья, которые больше будут походить на тоску, еще более сильное чувство одиночества и ненужности…
В голове родилась в меру безумная и бестактная мысль, по хорошему требующая серьезных раздумий. Но внезапно повисшая в кабинете грозила убить внезапную близость и легкость, к тому же просто вынуждала говорить.
-Послушай, Эн, я сильно злоупотреблю своими полномочиями если скажу что из-за травмы не могу тебя никуда отпустить и ты просто обязана остаться на чай?
Медленно произнесла доктор, продолжая смотреть в окно.

+1

11

Анна даже не замечала, как легко и спокойно она переходит доступные для первого знакомства грани. Такое поведение, конечно, было ей не свойственно – но рядом с рыжей девушкой сестра Романова наконец-то почувствовала себя настолько непринужденно, словно вернулась в детство.
Девушка посмотрела на свою уже обработанную рану и шутливо сказала:
-Теперь можно будет без опаски падать и ушибаться – с Вами это уже не кажется таким опасным.
Провожая взглядом Элизабет, ходящую по комнате, Анна слушала ее слова и в такт легонько кивала головой.
Печально улыбнувшись, девушка не заметила, как после своих слов осеклась Мисс Саммерс. Она была права – с этим было не поспорить, как бы девушке не хотелось.
-Да. Они совсем об этом не задумываются. А дети… их можно понять. – Анна снова стала серьезной. Господи, какая же это была для нее больная тема. Впрочем, по ее виду это можно было и так понять – Романова и правда переживала за каждую девочку в частности. –Представить только, отдать своего ребенка в закрытый монастырь, религию которого он терпеть не может!  Я бы, наверно, сошла с ума. – Негромко добавила Аня, а последнюю фразу так и вообще сказала очень невнятно. –Давайте закроем эту тему, - вопрошающе, с некой мольбой посмотрела в глаза рыжей девушке старшая сестра.
Когда мисс Саммерс спросила, как здесь оказалась Анна, последняя на долю секунды растерялась. Сколько она работала здесь, ее судьба обычно никого не интересовала. Ну помогает монастырю и помогает. Что с нее, русской, взять. И по сути, Анна была рада, что ее не спрашивали – как у каждой второй девочки здесь, как и у нее, тоже были свои большие проблемы. И рассказывать о них мало кому хочется. Но мисс Элизабет явно не была тем человеком, который станет относиться к тебе по-другому из-за твоей родни или прочих побочных обстоятельствах. Почему-то Аня была в этом уверена. И поделиться своей историей с прекрасной рыжей девушкой даже... хотелось. Может быть, оно ей совсем и не надо, но...
-Ну… кхм… - прокашлялась сестра Романова, отведя взгляд в сторону. Собравшись с духом, девушка вернула свою привычную улыбку. – Мой отец умер, когда мне было семнадцать, мать сошла с ума от горя, а тете, которой меня отдали на попечение, я была не нужна, - скороговоркой выпалила Аня, глядя куда-то в подбородок мисс Саммерс. После чего уже улыбнулась откровенно и свободно. –Вот, в принципе, и все. Но сейчас мне тут очень хорошо, и я надеюсь, что и вы почувствуете здесь себя… - задумалась- может, не как дома, но что-то близкое к этому, - Аня вернулась к уверенному тону, всем видом показывая, что на эту тему сегодня (пожалуй, сегодня) больше разговоров не будет.

Тишина после смеха. Она пугала и настораживала. Еще немного и в кабинет бы вошла госпожа Напряженность, с которой так не любила иметь дело старшая сестра.
Прикусив нижнюю губу, Анна уже с некоторой печалью решила, что находиться здесь дальше просто некрасиво, как мисс Элизабет спасла положение.
-Мне кажется, что злоупотребляю своими полномочиями тут только я, так рьяно следя за отсутствующими в медпункте девицами, - девушка не смогла скрыть нотку радости в своем голосе. – А уж тем более куда мне с такой травмой.. – она пожала плечами, нарочно переигрывая и не скрывая улыбки. «Почему-то из ее уст Эн звучит не так легкомысленно, как мне казалось.»
-Что же, мисс Доктор, где у вас тут чайник? – шутливо перешла на хозяйственный лад девушка, с воинственным видом закатывая рукава.

Отредактировано Anna Romanova (2010-09-16 22:25:56)

+1

12

Слова, слова, слова… Она задумается о них потом, разберет по буковкам, по звукам, согласится или затеет внутренний спор, но в итоге все равно закинет их на верхнюю полку памяти, что бы когда-нибудь через много лет достать, вспоминая свой первый день здесь. Нет, Лиз не теряла нить разговора, скорее наоборот тонула в нем, перемешивая описанное Анной со своими собственными воспоминаниями. Выхватывала лица, обрывки разговоров, даже запахи… Словно кино, показанное что бы точнее объяснить то, о чем ей рассказывали.
Но сейчас Лиз внимательнее смотрела, чем слушала. Ловила каждое движение, каждый жест своей гостьи, всматривалась в эти честные глаза, чувствуя как по грудной клетке неминуемо расползается тепло. Ах, она так хорошо знала, что это означает… Пожалуй одно из самых приятных и самых опасных ощущений в жизни. "…И пока еще есть возможность его отогнать"-промелькнула смутная мысль глубоко внутри.
Так звонко, болезненно бодро выпаленная Эн история ее жизни снова разбудила Лиз, заставила все чувства напрячься до предела, отгоняя то сонно-мечтательное состояние. Ей даже не нужно было заглядывать в глаза, что бы почувствовать всю горечь. Да что там чувства… Все было сказано. Просто, быстро, и от того еще более отчаянно. Все было сказано, а слова так и остались висеть в воздухе, наполняя его колким молчанием.

Дикое напряжение продлилось всего секунду, затем уже знакомый голос снова окреп, давая понять что никаких комментариев к сказанному не требуется. Элизабет сделала над собой усилие, прогоняя вихрь мыслей, почти уже успевший захватить все ее сознание.
Она позволила Анне увести себя обратно в реальность, разгонов остатки молчания и снова наполнив комнату солнечным светом.

-Отдыхай. Я справлюсь со всем сама.

Элизабет в очередной раз пересекла кабинет, исчезая в крошечной комнатке, где было спрятано ее личное пространство, ее маленькое царство, без стеклянных баночек с длинными латинскими названиями и острых запахов медецинского спирта.

+1

13

Общаться с мисс Саммерс было так естественно, и Анна боялась, что своим неуклюжим объяснением собьет всю простоту и изящность момента. Но нет – Элизабет выслушала и не стала давать никаких комментариев, на что и надеялась девушка. Едва слышный вздох облегчения вырвался из уст Энн, и улыбка теперь уже уверенно занимала свои позиции.
Девушка уже было встала, чтобы пойти и чем-либо помочь, но сестра Элизабет, как все еще называла про себя рыжую девушку Энн (не так легко отвыкнуть от повседневного обращения), решительно остановила ее. Посмотрев на свою "раненую" руку, девушка решила, что и помощи от нее и правда будет не слишком много. Пожалуй, это было единственным аргументом, заставившим ее сесть на место.
-Хорошо, как скажете, - улыбнулась Аня, чувствуя себя весьма непонятным образом. Почему-то в присутствии медсестры молодая монахиня терялась и вела себя, словно вчера приехала в монастырь. Ощущение неловкости… может быть. Но скорее это было похоже на тот вид смущения, когда у тебя все валится из рук. Неловкость – это ведь другое, в этом слове меньше уюта, чем в том, которому Анна пыталась подобрать описание.
Проводив взглядом фонтан рыжих волос, скрывшийся в подсобке, девушка вновь почувствовала спокойствие, теплом разлившееся по груди.
Господь милосерден. Он послал мне человека, с которым мне очень нравиться общаться. После стольких лет приятелей/знакомых… Как же я надеюсь, что она станет моей подругой. Ну пожалуйста. Мне ведь можно этого желать?.. Иметь подругу – это было личным пунктиком для Романовой с переезда в город. Ведь когда тебе есть с кем поговорить, поделиться размышлениями, да просто попить чаю вместе – это так здорово! Попить чаю… Сердце вновь пропустило пару ударов. Мысли нагнали розовый оттенок на скулы старшей сестры, и Аня слегка мотнула головой, возвращаясь в реальность. Еще слишком рано на что-то надеяться.
Прислушиваясь к звукам, доносящимся из подсобки, Аня решила задать вопрос, надеясь, что он не затронет что-то очень личное.
-А почему вы выбрали именно наш монастырь? – девушка, все еще сидя, чуть наклонилась вперед, стараясь высмотреть в подсобке Элизабет, и слегка повысила голос, чтобы вопрос точно долетел до ушей, прикрытых рыжими прядями. Что-то я слишком часто думаю о рыжем… Это паранойя?

Отредактировано Anna Romanova (2010-10-26 21:33:53)

+1


Вы здесь » Girls only » Флешбэк » Спасите, сенсей!